БАРОН ВРАНГЕЛЬ

+1
БАРОН ВРАНГЕЛЬ


В Брюсселе «ходят весьма упорные слухи о том, что генерал Врангель был отравлен», что якобы он «еще недавно говорил одному из своих друзей, что ему следовало бы предпринять крайние меры предосторожности в отношении своего питания, так как он опасается отравления»

Семьдесят лет назад, 25 апреля 1928 г. в 9 часов утра в Брюсселе скончался генерал-лейтенант барон П.Н.Врангель, главнокомандующий русской армией и председатель Русского общевоинского союза (РОВС).


Борьба за руководство русской эмиграцией 1920-х годов была в значительной степени развитием противоречий и развертыванием конфликтов, имевших место еще в антибольшевистской борьбе периода гражданской войны. На нее существенным образом повлияли личные качества, мировоззрение и политическая линия генералов Врангеля, Деникина, Краснова, Лукомского, Шатилова, Кутепова, Миллера, Хольмсена, Барбовича, Авалова-Бермонта; Великих князей Николая Николаевича и Кирилла Владимировича и др.

В начале 1920-х годов генерал Врангель, придавая первостепенное значение сохранению армии - единственной реальной русской национальной силы зарубежья - считал необходимым отстаивать принцип непредрешения будущего политического строя России до победы над большевиками. Задача объединения армии широких политических сил осложнялась как территориальным ее отрывом от главных эмигрантских политических центров, так и нападками слева (требования роспуска армии, перевода ее чинов на положение беженцев) и справа (требования открытого принятия монархических лозунгов).

БАРОН ВРАНГЕЛЬ


Весной 1922 г. Врангель, будучи сам убежденным монархистом, сделал ставку на объединение центристского характера (на базе Русского национального комитета в Париже). Но при этом он не уделил должного внимания попыткам сближения с некоторыми поддерживающими армию монархическими группами и отдельными лицами (в частности - с генералами А.С.Лукомским и П.Н.Красновым). Он недооценил наметившуюся тенденцию к организационному распаду и падению влияния левых и праволиберальных политических группировок в противовес набиравшему силу монархическому движению. В результате последнее развивалось в дальнейшем вопреки, а то и в противовес позиции главнокомандующего, который вынужденно оказывался, таким образом, в хвосте важнейших событий.

Эмигрантские авторы, особенно в последние несколько десятилетий, тоже не хотели акцентировать внимание на разноголосиях в рядах противников большевизма. По вполне понятной причине они стремились оставить в памяти новых поколений красочные портреты белых вождей и их сподвижников, в результате чего портреты эти не могли не терять многих своих ярких индивидуальных характеристик. Оставался в стороне вопрос: почему белая эмиграция повторила судьбу белого движения, не сумев объединить свои силы и стать реальной альтернативой большевистскому режиму? Несмотря на обилие публикаций, до сих пор не имеется адекватного представления также о масштабах, формах и методах работы советской агентуры по разложению русской эмиграции изнутри.

...Члены семьи генерала Врангеля были убеждены в том, что «интенсивный туберкулез» был на самом деле вызван искусственны путем, явился результатом проведенной большевистскими спецслужбами диверсии. В 1991-1992 гг. в российской печати появились мнения на этот счет детей барона: Елены Петровны фон Мейндорф и Петра Петровича Врангеля. Как известно, лечил П.Н.Врангеля русский врач Вейнерт, несколько раз приглашались авторитетные бельгийские специалисты. Трижды приезжал из Парижа и давний соратник по антибольшевистской борьбе, профессор медицины Иван Павлович Алексинский. По его мнению, «несомненно, сделано было все возможное», но у генерала «была какая-то тяжелая инфекция (грипп?), пробудивший скрытый туберкулез в верхушке левого легкого».

Болезнь была тяжелой, но весьма скоротечной. Как вспоминала мать генерала, баронесса М.Д.Врангель, это были «...тридцать восемь суток сплошного мученичества»... Его силы пожирала 40-градусная температура. Он метался, отдавал приказания, порывался встать. Призывал секретаря, делал распоряжения до мельчайших подробностей».

Многое казалось странным в этой неожиданной болезни, скосившей полного сил и здоровья 49-летнего человек.

По семейной версии, причиной всему было то, что накануне болезни в доме Врангелей провел несколько дней неизвестный им ранее человек - якобы брат состоявшего при генерале вестового Якова Юдихина. Этот «брат» (о наличии коего солдат ранее никогда не говорил) был матросом советского торгового судна, стоявшего в Антверпене.

Пока не удалось обнаружить ни истинных медицинских причин смертельной болезни главнокомандующего, ни отчета убийцы о проделанной работе, ни материалов о его награждении... Однако по множеству разнообразных, в большинстве своем уникальных документов удалось проследить истинную, а не приукрашенную историю борьбы генерала Врангеля на чужбине за Россию, за русскую армию, за сплочение национальной русской эмиграции - борьбы, которая, в конце концов, и привела его к преждевременной, трагической, насильственной смерти.

В 1989 году КГБ СССР официально признал, что его предшественники организовывали парижские похищения белых генералов Кутепова и Миллера, представив все это как «выдающиеся операции доблестной советской разведки»...

Так что версия о насильственной смерти Врангеля от рук сотрудников государственной безопасности кажется вполне правдоподобной.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем...

Почему бы Тебе не оставить свой комментарий к статье??

Добавить комментарий

Имя:*
E-Mail:*
Текст:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите код: *
Вопрос:
50 + 100 + 50 =
Ответ:*

Создать аккаунт

ПОПУЛЯРНОЕ ДВАС

А ТАК ЖЕ...


АРХИВЧИК ...